Как в Европе убивают ненужных животных

Против убийства молодого здорового жирафа выступали все местные общества защиты животных, под петицией о сохранении жизни Мариусу подписались около 30 000 человек, также было открыто сообщество в фейсбуке, где люди писали сообщения в защиту жирафа. Два зоопарка в Швеции и Англии (Yorkshire Wildlife Park) были готовы принять его.


Однако, несмотря на это, в Копенгагенском зоопарке выстрелом в голову из строительного пистолета убили несчастного молодого жирафа, отказавшись передать животное в руки зоозащитников или продать его в другие зоопарки.

Убийство полуторагодовалого совершенно здорового самца жирафа руководство зоопарка объяснило тем, что зоопарк является частью европейской программы разведения здоровых животных в зоопарках, а поскольку Мариус оказался непригодным для племенной работы, для того, чтобы избежать инбридинга среди жирафов, было принято решение убить его выстрелом в голову из пневматического пистолета для гвоздей.


Такой зверский и антигуманный способ эвтаназии научный руководитель зоопарка Бенгт Хольст объяснил тем, что усыпляющее вещество испортило бы мясо жирафа, поскольку его намерены скормить другим животным. "Было бы глупо выбрасывать несколько сотен килограмм мяса. Мне не понятно, почему поднялся такой переполох, ведь каждый год убивается около 700 оленей в Deer Park, к северу от Копенгагена, в связи с их чрезмерным количеством, но их смерти не привлекают такого внимания. Вариант продажи жирафа мы не рассматривали, поскольку не были уверены, что его не перепродадут и не подвергнут неприемленым условиям для него", - пояснил он.  


Теперь зоозащитники боятся, что случай с Мариусом может стать прецедентом для других инбредных (инбридинг - кровосмешение в пределах одной популяции) животных в зоопарках по всей Европе, которых может постичь такая же участь.

"Владельцы зоопарка не нарушили закон, когда распорядились убить Мариуса, поэтому закрывать зоопарк власти не станут. Наши петиции ориентированы на привлечение внимания к проблеме варварского отношения к животным", - заявила автор петиции по спасению жирафа, преподаватель Стокгольмского университета Тэна Тофтеград.


Прокомментировали эту ситуацию и в Институте зоологии им. Шмальгаузена НАН Украины. "Зоологические парки руководствуются своей основной задачей - сохранить в условиях неволи редкие виды с их уникальным генофондом. Соответственно, подбор пар, размножение, выкармливание, выращивание молодняка, выбраковка - неизбежное следствие. Т.е. элиминировать (убить) животное они имеют право, если это обоснованно по ветеринарным показаниям или потребностями программ по разведению редких видов, - объяснила научный сотрудник Института зоологии им. Шмальгаузена НАН Украины, кандидат биологических наук Марина Шквыря. - А что касается скармливания мяса убитого животного львам, то это также довольно распространенная практика с целью обогащения среды хищников.


Другой вопрос, что обычно в ситуациях, когда в обществе возникает подобный резонанс, ищут компромисс - собирают деньги на содержание экспозиции "благотворительно" или передают животное в другие зоопарки или зверинцы, в которых на первом месте не генофонд, а коммерческая демонстрация, и качество животного для них менее важно. Почему этого не произошло, осталось не ясно. Так же, как и вопрос о кастрации. Судить о правильности принятого решения в конкретном случае невозможно. Но, в целом, с точки зрения законности и идеи сохранения видов, это событие не является чем-либо из ряда вон выходящим. Что касается этической стороны вопроса - ее решение всегда будет упираться в поиск финансирования приютов или дотационных экспозиций "некондиционных" животных. А это, в первую очередь, задача заинтересованной общественности".

Другими словами, получается так: мы животных разводим, а тех, кто нам не нужен, мы убиваем, и если вам их жалко, то платите и содержите этих животных. А нет денег - нет и жирафа, как впрочем, и любого другого животного. Потому что в коммерческих зоопарках и научных структурах есть такие понятия, как генофонд, разнообразие природной среды, и, в то же время, напрочь отсутствуют такие понятия, как гуманность, человечность.


Однако в данной ситуации существовало несколько выходов из положения: если руководство зоопарка не хотело нести издержки из-за непригодного к племенной работе животного, его можно было продать  активистам зоозащитного движения или в другой зоопарк, тем более, что на него были покупатели. Также следует заметить, что сам по себе инбридинг в племенной работе с животными используется уже давно и не вызывает никакой реакции со стороны общественности. Так для чего тогда избрали несчастному безобидному животному такую крайнюю меру - смерть от пневмоинструмента? Для каких целей зоопарк устроил показательное расчленение трупа животного под вспышки фотокамер, заманивая на "представление" подростков и детей обещаниями показать им, из чего состоит жираф?
 
Не для того ли, чтобы, придав резонанс якобы вынужденному убийству животного из-за запрета на кровосмешение и привлекши к этому внимание, спровоцировать впоследствии волну протеста против этого самого запрета кровосмешения (инбридинга)?


Ведь вполне возможно, что в недалеком будущем из борцов, выступающих за инбридинг среди животных, затем легко можно будет сделать сторонников инцеста среди людей?

Наверное, после такого прилюдного "празднования" смерти животного многие украинцы сразу бы стали вегетарианцами. Такая жестокость и такие изуверства славянскому народу не приемлемы. Ужасает европейский менталитет, а именно - те выражения на лицах датских детей и подростков, с которыми они рассматривают останки убитого животного. Все, что угодно, кроме жалости и сострадания. А ведь вполне возможно, многие из них посещали этот зоопарк, любовались этим жирафом - тогда еще живым, красивым, грациозным. И с каким бесстрастным бессердечным интересом они разглядывают его отрезанные конечности, вывалившиеся кишки, распоротую длинную шею. Даже представить страшно, кем впоследствии станут, когда вырастут, эти дети.

 

/uploads/news/964x620/files/021314/13022014084238_.jpg
2014-02-13 08:42:00